Единый реферат-центр России и СНГ

Главная » Международные валютно-кредитные отношения » - Валютная политика в Китае


Notice: Undefined variable: ref_text in /home/referatb/domains/referat-best.ru/public_html/modules/pages/controller.php on line 93

- Валютная политика в Китае

Значение Китая в мировой экономике с его гигантской националь­ной экономикой постоянно возрастает. По объему ВВП Китай прочно занимает место в первой пятерке стран мира, а с учетом за­ниженного курса юаня к доллару (а расчет ВВП осуществляется именно в долларах США и существенно зависит от курса национальной валюты к доллару) вполне может быть на третьем месте в мире после США и Японии, а возможно, и на втором. Китай в крупных размерах импортирует производственный капитал и ак­тивно регулирует тарифами внешнюю торговлю. Сегодня боль­шинство прогнозов сходится на том, что к 2020 г. Китай станет ве­дущей силой на мировом экономическом и политическом про­странстве.
Эволюция валютной политики Китая в определенной степени копирует эволюцию валютной политики Японии. Иена не конку­рировала с долларом исключительно вследствие политической слабости Японии и ее нежелания сталкиваться с США по валют­ным вопросам. Юань имеет более широкие перспективы. Стабиль­ные темпы экономического роста в последние 25 лет и огромное положительное сальдо в торговле с США, которое в 2006 г. превы­сило 100 млрд долл., уже превратили Китай в опасного конкурента США. При этом курс юаня постоянно занижен, причем с 1985 г. изменения курса в целом соответствовали изменению покупатель­ной способности национальной валюты.
По разным оценкам, в 1995 г. при курсе 8,35 юань/долл. поку­пательная способность юаня превышала курсовую:
• в среднем по промышленности в 3—4 раза;
• в капитальном строительстве в 4—6 раз;
• в отраслях, производящих рыночные услуги, приблизитель­но в 10 раз;
• по рыночному сектору экономики в целом в 4—5 раз;
• в бюджетном секторе в 8 раз.
Затраты на реструктуризацию экономики, проводимую в по­следующее десятилетие, значительно снизили перекосы, однако они все еще сохраняются.
Одной из серьезных проблем китайской экономики является высокий уровень «плохих» долгов: в 2005 г. они составляли более 30% ВВП, т.е. более 500 млрд долл. Так как китайские банки при­надлежат государству, а плохие долги практически полностью — это долги государственных компаний, именно государству надле­жит решать, как поступать с этими долгами. 60% активов банков­ской системы Китая принадлежат четырем государственным бан­кам: China Construction Bank, Bank of China, Industrial and Commercial Bank of China, Agricultural Bank of China. Первые два банка, несмот­ря на высокий уровень безнадежной задолженности, обладают эф­фективной системой управления рисками и в состоянии работать эффективно. Двум следующим необходимы дополнительные вло­жения средств. Именно эти четыре банка, лидеры банковской сис­темы Китая, находятся под пристальным вниманием государства и контролирующих органов, и именно им оказывается первоочеред­ная помощь. Безнадежную задолженность необходимо продавать, однако вопрос заключается в цене: правительство и сами банки предлагают плохие долги по цене примерно в шесть раз выше их реальной стоимости (т.е. реальная стоимость долгов около 7% ба­лансовой оценки, а предложение — более 40%).
Перегруженность банковской системы страны безнадежными к взысканию активами требует вложения дополнительных средств, и именно с этим связаны сложности валютной политики Китая. Большинство аналитиков полагают, что в действительности курс китайского юаня не завышен: если просчитать возможные затраты на выкуп плохих долгов, дефицит бюджета окажется очень боль­шим. Однако эти расходы к началу 2006 г. еще никто не считал. Ре­шение откладывается, а проблемы накапливаются.
Особенность китайской политики формирования курса в том, что курс длительное время определялся не рыночным спросом, а внутренними ценами на основные виды сырья и полуфабрикатов, сложившимися в процессе функционирования экономики в ры­ночном режиме.
Одной из основных целей экономической политики Китая яв­ляется контроль над ценами. В период 1979—1994 гг. средний уро­вень цен значительно возрос, хотя значительная часть экономики, прежде всего сырьевые отрасли, практически полностью контро­лируются государством. Внедрение рыночных отношений и уско­рение развития повлекли за собой стремительный рост цен. Если индекс цен на розничные потребительные товары за 28 лет, пред­шествующих реформам (с 1950 по 1978 г.), составил 135,9%, а по­требительских цен для населения — 144,7%, то за 16 лет реформ (с 1979 по 1994 г.) эти цифры составили соответственно до 356,1 и 429,6%. Особенно быстрый рост цен отмечался в конце 80-х — на­чале 90-х годов. В 1988 г. цепной индекс цен достиг рекордной от­метки 118,5, а в 1994 г.- 121,7%.
Проведение новой политики государственного регулирования экономики в Китае началось во второй половине 1993 г. Усиление регулирования осуществлялось на фоне быстрого экономического роста в 1992 г. после спада в 1989—1990 гг. Валовой внутренний продукт Китая в 1992 г. возрос на 14,2, объем капитальных вложений увеличился на 28,2%. В 1993 г. темп прироста ВВП удержался на уровне 13,5, объем капитальных вложений номинально (по стоимости контрактов) возрос на 58,6, а реально — на 25,3%. В та­кой ситуации в Китае был отмечен «перегрев» экономики. «Пере­грев» и рост денежного предложения привели к резкому росту цен. Одновременно произошли нарушение финансового баланса и за­метная дестабилизация экономики. Во второй половине 1993 г. был принят ряд мер, направленных на усиление политики государ­ственного регулирования экономики и ограничение инфляции. К началу 1996 г. эти меры дали положительные результаты:
1. Произошла постепенная ликвидация «перегрева» экономи­ки, который проявился прежде всего в чрезмерных масштабах ин­вестиций в основные средства производства и нерациональной структуре капиталовложений. Так, в 1992 г. объем капиталовложе­ний в основные средства возрос на 42,6, в 1993 г. — на 50,6%. Од­нако уже в 1995 г. темп прироста снизился номинально (стоимость контрактов) до 18,8%, а в 1996 г. —до 18,2% (реально до 10%).
2. Снизились темпы инфляции, а индекс роста цен вошел в норматив, определяемый политикой государственного регулиро­вания. Индекс розничных цен снизился с 121,7 в 1994 г. до 114,8 в 1995 г. и 106,1 в 1996 г.
3. Сохранились высокие темпы роста в условиях проведения политики мягкого ограничения валютного и финансового предло­жения. Темпы прироста ВВП снизились с 12,6% в 1994 г. до 10,2 в 1995 г. и 9,7% в 1996 г., оставаясь по-прежнему самыми высоки­ми в мире, т.е. ограничение инфляции не повлекло за собой застоя в экономическом развитии.
4. Постепенно улучшалась финансовая ситуация в стране. С 1994 г. принят ряд мер по проведению реформ налоговой и фи­нансовой систем. На основе роста экономики и новой налоговой политики темпы роста бюджетных доходов в 1995 и 1996 гг. впер­вые за много лет превысили темпы роста расходов, а уровень дефи­цита поддерживался в ожидаемых пределах.
5. Стабилизировался рынок, и на этой основе сохранилась тен­денция роста. Государственное регулирование потребительских цен не способствовало насыщению рынка, однако объем рознич­ной торговли увеличился в 1994 г. на 7,2, а в 1995 г. на 9,6%. В 1996 г. реальный объем потребления вырос на 12,2%. Усиливает­ся влияние рынка на производство и происходит постепенное ста­новление регулируемых рыночных структур.
6. Продолжался рост доходов населения. По оценкам, темпы роста среднего дохода в деревне в 1993 г. составили 3,4%, в 1994 г. — 7,4, 1995 г. — 5,3 и в 1996 г. достигли рекордной отметки 9%. Рост среднего дохода городского населения в 1993 г. равен 10,2%, в 1994 г. - 8,8, 1995 г. - 4,5, в 1996 г. - 3,3%.
Кредитные вложения в национальную экономику возросли в 1999 г. на 12,5% по сравнению с 1998 г. В конце 1999 г. обменный курс китайского юаня составил 8,2793 юань/долл.
Начиная с 1994 г. экономика Китая постоянно растет. Данные по ключевым показателям за ряд лет приведены в табл. 5.4.
Таблица 5.4. Показатели развития экономики Китая

Официальный рынок иностранной валюты представляет Китай­ский центр валютной торговли. Торги осуществляются ежедневно по рабочим дням. Курс на торгах фактически регулируется, хотя власти страны не подтверждают такую практику. Курс юаня к доллару США поддерживается на заниженном уровне и с 1995 г. до 21 июля 2005 г. поддерживался неизменным — в среднем 8,28 юань/долл. (отклоне­ние ±0,3%). Более того, даже под давлением США в конце 2003 — на­чале 2004 г., а затем в 2005 г. — уже не только США, но и стран Евро­союза, требовавших изменения китайской курсовой политики в от­ношении доллара, никаких изменений в порядке «свободного» формирования курса юаня не произошло.
Заниженный валютный курс и регулируемое внутреннее цено­образование стимулируют экспорт, а тарифные и нетарифные ог­раничения в дополнение к заниженному курсу ограничивают импорт. В результате Китай постоянно имеет значительное положи­тельное сальдо и счета текущих операций, и платежного баланса в целом.
Официальные валютные резервы Китая к концу 1999 г. состав­ляли 154,7 млрд долл., а на конец 2007 г. превысили 1,2 трлн долл. В эту сумму не включена стоимость золота, данные об объемах ко­торого также вызывают сомнение.
Валютная политика Китая в отношении валютных резервов аналогична валютной политике Тайваня, Сингапура, Таиланда, Малайзии. Используется система полного обеспечения нацио­нальной денежной базы валютными резервами, пересчитанными по текущему официальному курсу. Надо отметить, что все валют­ные резервы Китая и тяготеющих к нему стран — Тайваня, Синга­пура, Малайзии и Таиланда, экономическая жизнь которых фак­тически контролируется китайской общиной, значительно превы­шают 1,5 трлн долл. Этот «китайский навес» уже представляет определенную опасность для мирового валютного рынка, если вспомнить ход и итоги азиатского валютного кризиса 1997 г. С на­чала 2000-х годов ведущие страны мира ведут переговоры с Китаем относительно его курсовой политики, однако повышать курс юаня Китай отказывается, и никто принудить его к этому не в состоя­нии. Более того, являясь членом ВТО, китайские товары не могут быть объектом ценовой и тарифной дискриминации со стороны других стран — членов ВТО. Некоторое укрепление юаня началось в середине 2006 г., когда его курс опустился до 8 юаней/долл., и продолжилось в 2007 г. Так, на 15 января 2007 г. курс юаня состав­лял 7,8091 юань/долл., 26 июня 2007 г. — 7,5565 юань/долл. Одна­ко это укрепление отражало не столько ослабление контроля над формированием курса юаня, сколько резкое ослабление доллара: в середине июля 2007 г. доллар упал до исторических минимумов по отношению к евро: курс евро/долл. превысил 1,38.
Реальные возможности Китая воздействовать на мировой ва­лютный и товарный рынок остаются неизвестными и, как прави­ло, недооцениваются. По оценкам МВФ и других официальных международных организаций, доля ВВП Китая в мировом валовом внутреннем продукте составляет около 3,5% (доля США — более 30%). Однако эта доля рассчитывается как частное отделения дан­ных официальной внутренней статистики на официальный курс национальной валюты. По оценке американских специалистов в рамках «Проекта международных сопоставлений» ООН, ВВП Китая еще в 1987 г. находился на уровне 97% от ВВП США. Пример­но так же оценивается и соотношение финансовых ресурсов Китая и США.
Давление, которое оказывается на Китай в последние годы с це­лью повысить курс юаня, весьма схоже с давлением на Японию в начале 80-х годов. Япония уступила, ввела «добровольные самоог­раничения» на экспорт ряда отраслей в США, и к 1995 г. ее эконо­мика оказалась подавлена завышенным курсом иены. Сегодня та­кое же давление оказывается на Китай, поскольку легальных осно­ваний для введения каких-либо торговых санкций к Китаю нет. Однако длительное укрепление курса валюты страны-кредитора по отношению к валюте страны-должника (если эта валюта — одна из ведущих мировых валют) приводит к замедлению экономического роста и дефляции в стране-кредиторе, что и произошло в Японии в 90-х годах. При этом активное торговое сальдо практически не уменьшается. Китай подчинил внутреннюю денежно-кредитную политику сохранению жестко фиксированного к доллару США кур­са — 8,28 юань/долл., который поддерживал даже в период азиат­ского кризиса 1997—1998 гг., когда на него оказывалось давление в целях девальвации. Китай отменил тарифы и квоты на импорт бы­стрее, чем требовали его обязательства перед ВТО. Следующий этап — снятие государственного контроля с внутренних процент­ных ставок, формирование устойчивого внутреннего фондового рынка и отмена ограничений на движение капитала. Однако на сво­бодном рынке капитала существует риск укрепления (повышения) курса национальной валюты, который должен быть компенсирован более высокими ставками по долларовым активам. Краткосрочные ставки по активам в юанях по мере расширения денежной базы бу­дут стремиться к нулю. Уже весной 2006 г. рыночная межбанковская ставка в юанях составляла 1,62%, тогда как ставка по доллару была 5%, одновременно создавая давление на юань в сторону укрепле­ния. Если укрепление юаня не решит проблему торгового баланса с США, это укрепление только продолжится. Вероятность такого раз­вития ситуации пока незначительна: экономика страны быстро рас­тет и дефляция в ближайшее время маловероятна. Однако если «за­падня нулевой ставки» окажется реальностью, Национальный банк Китая не сможет компенсировать дефляционное давление, как не смог противостоять ему Банк Японии.
Ускорение темпов роста китайской экономики продолжилось в 2007 г. К середине года прирост ВВП составил (в годовом исчислении) 11,9%. Одновременно стремительно нарастал и дефицит торгового баланса США в операциях с Китаем. Власти Китая при­знались, что не знают, как бороться с профицитом в торговле с США. Одновременно китайские экономисты заявили о необходи­мости снижения темпов роста до 9%, так как рост инфляционного давления увеличивает риск возникновения «мыльного пузыря» на рынке активов. Одновременно Банк Китая на 0,5 пункта повысил резервные требования к крупным коммерческим банкам: с августа 2007 г. они составили 12%, и это было уже девятым повышением с июня 2006 г.
США, в свою очередь, утвердили законопроект, предусматри­вающий санкции к китайским производителям: США намерены защитить американских производителей, находящихся в неравных условиях с китайскими из-за заниженного курса юаня. Однако большая часть продукции, импортируемой из Китая, в США про­сто не производится. Китайские производители не конкурируют с американскими. Тем не менее проблема дисбаланса в торговле Китая и США создает уже не только двусторонние межгосударст­венные проблемы, но и проблемы международной валютной сис­темы.
 
 

 

Похожие работы:

Международные валютные отношения в начале ХХI века

25.12.2008/курсовая работа

Международные экономические отношения

4.02.2009/шпаргалка

Международный валютный фонд и всемирный банк, их роль в регулировании мировой экономики

10.02.2009/контрольная работа

Необходимость и сущность "бивалютной корзины"

16.12.2009/курсовая работа


 

Похожие учебники:

Мировая экономика. Лекции
Международный бизнес лекции
Международный бизнес лекции - 2