Единый реферат-центр России и СНГ

Главная » Международные валютно-кредитные отношения » - Валютная политика в Бразилии


Notice: Undefined variable: ref_text in /home/referatb/domains/referat-best.ru/public_html/modules/pages/controller.php on line 93

- Валютная политика в Бразилии

На протяжении последних 40 лет Бразилия практически постоянно осуществляет различные антиинфляционные программы. В 1964 г. к власти в стране в результате переворота пришел военный режим. Переворот явился следствием роста популярности в стране социа­листических идей. США поддержали военных, стране были выде­лены крупные стабилизационные кредиты. В последующее десяти­летие, вплоть до первого нефтяного кризиса, страна достаточно бы­стро развивалась. Этот период был назван «бразильским чудом». Однако высокие темпы инвестиций в промышленность достига­лись преимущественно за счет внешних заимствований. Экономи­ка в значительной степени зависела от импорта нефти и нефтепро­дуктов. Рост цен на энергоносители резко ухудшил состояние пла­тежного баланса страны. В середине 70-х годов темпы инфляции выражались двухзначными цифрами, курс национальной валюты падал, возникли проблемы обслуживания внешнего долга. Реше­ние нашлось путем дополнительных внешних заимствований, что только усугубило финансовое состояние Бразилии. Второй нефтя­ной шок окончательно перевел страну в разряд банкротов: в начале 80-х годов Бразилия оказалась наиболее обремененной внешними долгами страной мира как по общей сумме задолженности, так и по размеру долга на душу населения. Внешний долг в 1980—1990 гг. возрос в два с лишним раза, и на его обслуживание уходило до 33% экспортных доходов страны. Главной проблемой оставалась ин­фляция, уровень которой с начала 1980 г. не опускался ниже 100% годовых. Одной из основных движущих причин инфляции была систематическая индексация заработной платы. Рост заработной платы, в свою очередь, стимулировал дальнейший рост цен, а Цен­тральный банк девальвировал национальную валюту для удержа­ния реального валютного курса. Банковские депозиты также ин­дексировались, а потому денежная масса росла теми же темпами, что и рост цен. В результате денежные власти утратили контроль и над денежной массой и денежным предложением, и над инфляци­ей, и над валютным курсом. Инфляционная спираль раскручива­лась независимо от действий Центрального банка.
Пришедшее к власти в 1985 г. гражданское правительство сде­лало ставку на повышение темпов экономического роста. Однако необходимые для подъема экономики финансовые ресурсы внутри страны отсутствовали: дефицит государственного бюджета составлял 6% ВВП, внутренние и внешние долги — около 160 млрд долл. Страна находилась даже не на грани, а за гранью банкротства. Для остановки инфляции правительство использовало замораживание цен и заработной платы, но это лишь позволяло не допустить ги­перинфляции, так как через короткое время инфляционная спи­раль начинала раскручиваться снова.
Для стабилизации национальной валюты был выбран режим фиксированного валютного курса. В целях преодоления инфляции и упорядочения финансов в феврале 1986 г. был принят «план Крузадо», который включал в себя замораживание цен, отмену индек­саций и введение новой денежной единицы, твердо зафиксирован­ной по отношению к доллару. Финансовое положение страны тре­бовало сокращения социальных расходов и регулирования розничных цен. Одновременно предпринимались меры по стиму­лированию экономического роста: снижение реальных процент­ных ставок, рост государственных расходов и расширение креди­тования реального сектора экономики. На непродолжительное время это позволило обуздать темпы инфляции. Предпринятые меры стимулировали рост потребительского спроса, что, в свою очередь, способствовало росту внутреннего производства. Рост ВВП достиг 8% при минимальной (менее 1%) инфляции. Однако экспортных поступлений по-прежнему было недостаточно для об­служивания внешнего долга.
В конце 1986 г. правительство было вынуждено перейти к новой программе стабилизации, задача которой заключалась в сокраще­нии дефицита государственного бюджета и мерах по ограничению потребительского спроса. Были повышены налоги на товары и ус­луги, а затем введены повышенные ставки налога на промышлен­ные изделия. Но и эти меры не дали желаемого результата. К февра­лю 1987 г. ситуация окончательно ухудшилась: падение экспортных поступлений и резкое сокращение валютных резервов привело Бра­зилию к объявлению моратория на выплату внешних долгов.
В 1987 г. правительство Бразилии разрабатывает очередной план, предусматривающий новое повышение цен на предприятиях государственного сектора и сокращение инвестиционных программ в ряде отраслей (план «Брессер»). Главной задачей плана было сти­мулирование экспортного производства, чтобы возобновить выпла­ты по внешнему долгу. В конце 1987 г. Бразилия начала обслужи­вать внешний долг. Программа была столь «успешной», что к концу 1987 г. инфляция возросла до 366%, а обязательства по сокращению государственных расходов оказались невыполненными.
Следующая попытка удержать инфляцию была предпринята в начале 1989 г. Она вошла в историю бразильской экономики под названием «Летний план». К этому времени инфляция полностью вышла из-под контроля, и ее уровень достиг 1763%. Для сдержива­ния инфляции был использован следующий комплекс мер:
• денежная реформа;
• замораживание на 45 дней цен и заработной платы;
• повышение банковских ставок;
• ограничение выдачи кредитов и сокращение сроков банков­ского кредитования.
В целях сокращения расходов федерального бюджета были проведены меры по сокращению численности управленческого аппарата. Но и этот план провалился. Причинами провала послу­жили:
• сопротивление национального конгресса;
• рост накоплений на сберегательных счетах из-за падения по­требительского спроса при высокой стоимости продукции, сокра­щение капитальных вложений в производство;
• рост государственных расходов в связи с увеличением расхо­дов по обслуживанию внутреннего государственного долга из-за высоких процентных ставок.
Размораживание цен вновь вызвало рост инфляции. В июле
1989 г. темпы инфляции вышли на уровень начала года, а к марту
1990 г. достигли 80% в месяц.
В течение всей второй половины 80-х годов правительство Бразилии использовало в основном регулирующие меры, ограни­чиваясь рамками действовавшей модели экономики. Сохранялся значительный и неэффективный государственный сектор, не проводилась приватизация, продажа государственного имущест­ва, не стимулировалась конкуренция. Одним из наиболее значи­мых факторов было сохранение бюджетного дефицита: проблема снятия нагрузки на бюджет, прямо связанная с обслуживанием долга, так и не была решена. Неспособность сбалансировать бюд­жет приводила к дальнейшему падению доверия к государству и росту инфляционных ожиданий. В результате государство вынуждено было увеличивать доходность и сокращать сроки за­имствований.
Правительство проводило все мероприятия крайне непоследо­вательно и не в комплексе, не доводя ни одного из них до полного завершения. Назрела необходимость в новом экономическом курсе.
В 1990 г. был разработан очередной стабилизационный план («план Коллора», по имени Ф. Коллора — президента Бразилии). Акцент был сделан на ограничение ликвидности в экономике. Но­вая экономическая политика основывалась на монетаристских принципах жесткой шоковой терапии одновременно с глубокими структурными реформами. Принятая программа оздоровления экономики сделала ставку на осуществление денежной и валютной реформы, либерализацию цен, проведение налоговой и админист­ративной реформы, изменение политики заработной платы.
Денежная реформа включала выпуск новых крузейро взамен ранее обращавшейся национальной валюты и установление жест­кого контроля над эмиссией. На 18 месяцев были заморожены банковские счета и установлены лимиты сумм, снимаемых со сче­тов. На вклады начислялись проценты по ставке, на 6 пунктов пре­вышающей темпы инфляции, а после размораживания владельцы могли изъять средства двенадцатью частями в течение года. Одна­ко эти средства можно было использовать для налоговых платежей и при погашении долгов, сделанных до введения новой валюты. Безработные, пенсионеры и благотворительные организации мог­ли снять деньги со счетов. Поскольку четких правил обслуживания счетов разработано не было, вскоре появился рынок обмена ста­рой валюты на новую. Это впоследствии привело к ослаблению контроля над ликвидностью.
Валютная реформа отменила официальный фиксированный курс и политику ступенчатой девальвации. Правительство ежеме­сячно публиковало данные об уровне инфляции, который не пре­вышал 10%. Были введены меры по регулированию роста цен и за­работной платы.
Реформа административного аппарата, приватизация государ­ственной собственности, либерализация внешней торговли и но­вая промышленная политика наряду с кардинальными изменения­ми валютной и финансовой политики создали предпосылки для экономического роста страны. Относительно быстро была создана конкурентоспособная экономика, получившая название «бразиль­ское чудо». Однако «чудо» просуществовало недолго. Предприня­тые правительством меры не смогли обеспечить желаемого резуль­тата. Значительный рост доходов бюджета наблюдался лишь в первой половине 1990 г., в немалой степени за счет того, что ком­пании использовали прежнюю заблокированную валюту, уплачи­вая налоги авансом. Расходы были сокращены в основном в ре­зультате приостановки выплат по внутреннему долгу и различных мер краткосрочного характера (временного прекращения выдачи субсидий, замораживания заработной платы государственных слу­жащих). Улучшение ситуации с государственными финансами не было результатом структурных изменений, таких как окончатель­ное прекращение субсидирования, сокращение занятых в государ­ственном секторе, принципиальное изменение налоговой систе­мы, а потому не носило долгосрочного характера.
Согласно плану 1990 г. резкое ограничение ликвидности явля­лось основным инструментом остановки инфляции. Однако след­ствием ограничения ликвидности оказалось общее сокращение инвестиций и падение экономической активности. Ограничение ликвидности оказало негативное влияние и на спрос, и на предло­жение. В 1990 г. ВВП упал на 4,3%. Вскоре правительство было вы­нуждено смягчить жесткую денежную политику, чтобы восстано­вить оборотные средства предприятий. Уровень ликвидности по­вышался и в результате функционирования неформального рынка обмена валюты. Во второй половине 1990 г. власти проводили дос­таточно непоследовательную денежную политику, балансируя ме­жду контролем над ликвидностью и недопущением гиперинфля­ции, с одной стороны, и расширением денежной массы для стимулирования деловой активности — с другой.
В последующие несколько лет в стране проводилась политика активного привлечения иностранного капитала, которая заключа­лась в поддержании фиксированного валютного курса к доллару и высоких процентных ставок. Высокие процентные ставки привели к росту государственного долга, фиксированный курс — к массиро­ванному притоку иностранного капитала и росту валютных резер­вов Центрального банка Бразилии: за два года резервы возросли с 8 млрд долл. (декабрь 1991 г.) до 30,6 млрд в декабре 1993 г. Инфля­ция оставалась на уровне 20—25% годовых, но снизить ее не удава­лось. Провалилась и попытка проведения налоговой реформы.
В 1994 г. инфляция вновь возросла: к середине 1994 г. ее уро­вень составлял 45% в месяц, что в годовом исчислении превышало 8500%. Очередная программа стабилизации потерпела неудачу.
Все стабилизационные программы в Бразилии до 1994 г. созда­вались по одному сценарию: фиксация валютного курса, замораживание цен и заработной платы, отмена индексаций в экономике и введение новых денежных единиц (крузадо, крузейро). Проблем добавляла и политическая нестабильность. Только в 1994 г. ми­нистр финансов Бразилии Ф. Э. Кардозу, провозгласив новый план оздоровления экономики и получив ощутимые результаты уже в первые месяцы его реализации, был с подавляющим преиму­ществом избран президентом Бразилии.
Для стабилизации валютного курса, введения конвертируемо­сти национальной валюты и снижения инфляции до рекомендо­ванных 2—3% годовых был принят план «Реал». Этот план стал од­ной из самых успешных программ стабилизации не только в Бра­зилии, но и в целом в развивающихся странах. Основной целью начатых Ф. Кардозу реформ традиционно было достижение фи­нансовой стабилизации и экономического роста. Первоочередные меры были направлены на снижение инфляции до приемлемого уровня и стабилизацию национальной валюты. Номинальным якорем для подавления инфляции явился обменный курс новой валюты — реала, фиксированный в пределах заданного коридора. Одновременно с традиционной жесткой денежно-кредитной по­литикой, введением валютного коридора и отменой индексирова­ния началось проведение структурных реформ.
Помимо финансовой и макроэкономической стабилизации целями правительства были улучшение инвестиционного климата, особенно в сфере прямых иностранных инвестиций; дальнейшее расширение процессов приватизации, доходы от которой значи­тельно улучшили ситуацию с государственными финансами; ре­формирование системы государственного регулирования в бюд­жетно-налоговой области, прежде всего части бюджетных расхо­дов в социальной сфере (реформа пенсионной системы). Важной частью реформ было расширение международной торговли и под­держка производителей в экспортно-ориентированных отраслях.
С начала реализации плана «Реал» в середине 1994 г. Бразилия добилась впечатляющих успехов. Инфляция снизилась с уровня более 900% в годовом исчислении в 1994 г. до 2,5% в 1998 г. Рост реальных доходов населения повлек за собой существенное улуч­шение пропорций распределения национального дохода между различными группами населения, снизилось число людей, прожи­вающих за чертой бедности. Своевременно проведенная Цен­тральным банком Бразилии реструктуризация банковской систе­мы позволила избежать системного банковского кризиса несмотря на резкое снижение инфляционных доходов банков. В начале 1995 г. Центральный банк отказался от жесткой фиксации курса реала к доллару в пользу валютного коридора, что позволило пере­нести последствия мексиканского финансового кризиса 1994 г. без привлечения внешней финансовой помощи. Прямые иностран­ные инвестиции значительно возросли уже в 1996 г., что отражало рост уверенности внешних инвесторов в успешности проводимых реформ. Снизились острота социально-политических проблем и безработица.
Наиболее серьезные опасения вызывала традиционная привер­женность бразильского правительства жесткой кредитно-денеж­ной политике и курсу на усиление национальной валюты при од­новременной экспансионистской бюджетной политике. В отличие от других стран, осуществляющих децентрализацию и реформиро­вание своей экономики, Бразилия уже с самого начала реформ (1994 г.) не перешла к более жесткой налоговой политике, направ­ленной на сокращение бюджетного дефицита, а, наоборот, суще­ственно смягчила ее. Это выразилось в росте дефицита государст­венного бюджета в течение 1994—1998 гг. Как результат сочетания жесткой денежной и мягкой бюджетной политики, в стране сфор­мировался режим чрезвычайно высоких реальных процентных ставок: в 1998 г. реальная средняя ставка по государственным обя­зательствам достигла 26%.
Высокие реальные процентные ставки и большой бюджетный дефицит в условиях сильной национальной валюты вызвали лави­нообразный рост государственного долга, а приток иностранных портфельных инвестиций привел к замещению значительной час­ти внешнего долга внутренним. Высокие реальные процентные ставки и огромные суммы привлекаемых для финансирования де­фицита бюджета средств привели к постепенному снижению объ­ема частных инвестиций и росту внешнего долга частного сектора. Частным компаниям, как и в России перед дефолтом 1998 г. и в 2006—2007 гг., становилось все более выгодным осуществлять за­имствования за рубежом, а не на внутреннем рынке. Рост процент­ных платежей и ухудшение торгового баланса в условиях сильной валюты привели к росту дефицита по балансу текущих операций: практически с нуля в 1994 г. он возрос до 4,2% ВВП в 1997 г.
Кризис в Бразилии стал очередным звеном в цепи проблем, ре­шавшихся МВФ во второй половине 90-х годов. По времени бра­зильский кризис совпал с российским, но не азиатский кризис и не кризис в России были главными его причинами. Определенное влияние имело место, поскольку инвесторы в целом были обеспо­коены складывающейся ситуацией на финансовых рынках. Одна­ко главной причиной кризиса были внутренние проблемы Брази­лии. Страна содержала непомерно большую армию чиновников. По числу чиновников на душу населения с Бразилией могла со­перничать разве что Россия. Бюджет страны не мог выдержать такой нагрузки. Государство стало вмешиваться в деятельность ча­стных фирм. Налоговое бремя стало стремительно возрастать. Не­которые штаты стали отказываться перечислять налоги централь­ному правительству. Экономические, точнее, бюджетные пробле­мы в течение нескольких предшествовавших кризису лет Бразилия решала простым печатанием денег. В таких условиях реал начал обесцениваться. Девальвация реала вызвала обвал на всех без ис­ключения биржах западного полушария от Торонто до Сантьяго-де-Чили. Появились опасения, что в результате использования ва­лютных резервов для поддержания курса национальной валюты страна окажется банкротом. Начался быстрый отток капитала, спешная продажа акций бразильских компаний, резко возросла безработица.
Первую спекулятивную атаку на реал в октябре 1997 г. спрово­цировал финансовый кризис в странах Юго-Восточной Азии. Це­ной значительных потерь валютных резервов правительству уда­лось удержать курс национальной валюты, однако вторая волна кризиса в конце 1998 г. вынудила Центральный банк Бразилии от­казаться от политики валютного коридора и вскоре перейти к ре­жиму плавающего обменного курса. Кризис в начале января 1999 г. в Бразилии был спровоцирован общей нестабильностью на миро­вых финансовых рынках, но в нем отразилась и нерешенность ключевых вопросов сбалансированности госсектора экономики и сложившиеся за годы реформ диспропорции платежного баланса. В январе 1999 г. Центральный банк Бразилии уже не смог сдержи­вать непрерывные спекулятивные атаки на реал, и начался хаотич­ный процесс его девальвации, завершившийся спустя три недели после разразившегося валютного кризиса установлением плаваю­щего обменного курса. Только за один день 14 января 1999 г. объем оттока капитала составил 5 млрд долл. Чтобы не допустить инфля­ционного эффекта девальвации, Банк Бразилии установил кон­троль за притоком валюты, с тем чтобы инфляция не превышала 15% годовых. Реакцией на это был новый рост процентных ставок — до уровня выше предкризисного. Начался спад, продолжав­шийся более полутора лет. Уровень инфляции в 2003 г. составил около 20%. Однако потенциал проведенных реформ оказался дос­таточно мощным, и уже с 2000 г. положение стало улучшаться. Ин­фляция в 2005 г. составляла 2,4%, рост ВВП — 4,4%.
Страны с растущими экономиками нередко принимали реше­ние привязать свои валюты (даже при отсутствии полной конвер­тируемости) к ключевой резервной валюте. Определение денеж­ными властями стоимости какой-либо валюты через ключевую ва­люту не является совершенной мерой и не создает абсолютной зашиты для тех, кто использует национальную валюту, даже если они могут купить эту ключевую валюту по заранее установленной твердой цене. Валютные ограничения по текущим операциям и движению капитала неизбежно приводят к возникновению парал­лельного рынка, на котором происходит неформальная торговля валютой по курсу иному, чем курс на официальном рынке.
В такой системе центральные банки обычно считают, что обла­дают определенной свободой действий для проведения независи­мой валютной политики. Фактически же ограничения на движе­ние капитала вызывают значительный разрыв в процентных став­ках при проведении валютных операций на внутреннем и зарубежном рынках. На какой-то период времени колебания спро­са на кредит могут воздействовать на внутреннюю процентную ставку даже в условиях фиксированного курса национальной ва­люты. Однако эффективность валютных ограничений с течением времени неизбежно падает, так как участники рынка находят эф­фективные пути обхода правил или потому, что власти решают вновь снять ограничения.
В таких условиях любая попытка центрального банка сохра­нить установленные обменные курсы приводит к необходимости проведения ограничительной валютной политики с повышением внутренних процентных ставок, которые отражают ожидания ин­фляции и большой девальвации. Из этого видно, что просто при­вязки курса ограниченно конвертируемой валюты к ведущей не­достаточно для повышения ее качества.
Такого эффекта не возникает, если денежные власти не прово­дят самостоятельную валютную политику и допускают обращение национальной валюты и ключевой мировой, т.е. вводят валютное управление. Теоретически в этом случае исчезают различия в про­центных ставках ключевой мировой и национальной валюты, поскольку отсутствует независимая валютная политика. В отсутствие самостоятельной валютной политики инфляционные ожидания отечественных участников рынка отсутствуют, так как темпы ин­фляции не будут отличаться от темпов инфляции ключевой валюты.
Если в условиях привязки национальной валюты к ключевой мировой самостоятельная валютная политика сохраняется, при банковском кризисе клиенты предъявляют спрос не на националь­ную валюту, а на иностранную валюту, которая позволит сохра­нить их средства. Центральный банк выдает только национальную валюту, а потому не в состоянии выполнять роль кредитора в по­следней инстанции в валютных операциях банков. Продолжение такого курса приводит не к преодолению финансового кризиса, а к бегству капитала за границу, ухудшению платежного баланса и ва­лютному кризису.
Бразилия выбрала вариант валютного коридора с самостоя­тельной валютной политикой.
 

 

Похожие работы:

Международные валютные отношения в начале ХХI века

25.12.2008/курсовая работа

Международные экономические отношения

4.02.2009/шпаргалка

Международный валютный фонд и всемирный банк, их роль в регулировании мировой экономики

10.02.2009/контрольная работа

Необходимость и сущность "бивалютной корзины"

16.12.2009/курсовая работа


 

Похожие учебники:

Мировая экономика. Лекции
Международный бизнес лекции
Международный бизнес лекции - 2